Процессуальная археология: культура и политическая подоплёка

Дальше…

Идентификация замкнутой системы

Переходный период заполняется не постепенной перестройкой системы, а борьбой старой системы с цельной новорожденной системой за господство. Это переход не в содержании, а лишь в распространенности. Такого же взгляда придерживается и Кузнецов: «По существу возникновение каждой новой замкнутой системы понятий означает революцию, скачок, перерыв постепенности».

Если так, то идентификация замкнутой системы — парадигмы становится ключом к опознанию научной революции. Но и с понятием парадигмы дело обстоит не лучше. Сам же Кун в дополнении 1969 г. к новому изданию своей книги согласился с одним доброжелательным критиком, который констатировал, что в книге Куна термин «парадигма» используется «по крайней мере двадцатью двумя различными способами».

Большинство этих различий Кун характеризует как стилистические и легко устранимые. Однако обратимся к приведенному примеру: «Например, законы Ньютона оказываются иногда парадигмой, иногда частями парадигмы, а иногда имеют парадигмальный характер, то есть заменяют парадигму». Эта неясность критериев относится не только к масштабности сдвигов, к кардинальности идей, но и к количественному охвату человеческих контингентов.

Понятие парадигмы тесно связано с понятием «научного сообщества», охваченного этой парадигмой Кун даже подчеркивает правомерность определять эти понятия взаимообразно, одно по другому. Так вот и размер научных сообществ не имеет количественного минимума, соразмерного научной отрасли, которая вправе была бы претендовать на общую теорию или выделимую методологию, — скажем, такой отрасли, как археология или хотя бы первобытная археология (ведь ясно, что археология верхнего палеолита Западной Европы не имеет оснований обзавестись особой общей теорией или методологией, отдельной от археологии мезолита Африки).

«Для меня, пишет Кун, революция представляет собой вид изменения, включающего определенный вид реконструкции предписаний, которыми руководствуется группа. Но оно не обязательно должно быть большим изменением или казаться революционным тем, кто находится вне отдельного (замкнутого) сообщества, состоящего, быть может, не более чем из 25 человек.

Именно потому, что указанный тип изменений менее признанный или редко рассматриваемый в литературе по философии наук, возникает так регулярно на этом уровне, требуется понимание природы революционных изменений как противоположных кумулятивным». Но при таком уменьшении масштаба и сведении качественных изменений к микрореволюциям позиция Куна сближается и смыкается с позицией сторойников перманентной революции (Поппера, Тулмина, Феиерабенда), а статус революции придается любому научному открытию или сдвигу в методике.

С точки зрения Куна, всякая новая теория, «какой бы специальной ни была область ее приложения, никогда не представляет собой (или, во всяком случае, очень редко представляет) просто приращение к тому, что уже было известно». Отсюда вывод, «что революции в науке могут быть большими и малыми, что некоторые революции затрагивают только членов узкой профессиональной подгруппы и что для таких подгрупп даже открытие нового и неожиданного явления может быть революционным».
Идентификация замкнутой системы новой археологии

Новый взгляд на археологию

В англо-американском обиходе история принадлежит не к наукам (sciences), а к особому ряду предметов гуманитарному знанию (humanities), отличаемому от наук, даже общественных. Это родство и отвергли «новые». «Согласно новому взгляду, археология есть наука, так как «наука» включает не только физическую и биологическую сферы, но и общественные науки антропологию, социологию, экономику». Вот в этот ряд и предложено перевести археологию. «Если термин «новая археология» годен к применению, то он должен быть отождествлен с эксплицитно научной археологией …».

Естественно, что «вся археология ныне должна быть эксплицитно научной», что только «научная археология» вправе претендовать на то, чтобы стать «археологией каждого». Не все «современные археологи» принимают это обозначение. Д. Кларк предпочитает называть НА не «научной», а «аналитической», подразумевая, что не все особенности физико-химических исследователей можно уже сейчас привить археологии, а только некоторые. Скажем, изолировать универсальные законы нельзя, а вводить логическую строгость и математические операции («аналитическую методику») можно и нужно.

Это еще не превратит археологию из «гуманитарного знания» в «науку» (подобную физике, химии или политэкономии), но уже может сделать ее «дисциплиной» (подобно географии или геологии) По Кларку, «аналитическая археология — это не наука, но это дисциплина, ее первичный механизм скорее математический, чем научный. Погоня археологов за миражом науки долго затемняла тот факт, что исследование может основываться на эмпирическом наблюдении, эксперименте индукции и формулировании гипотез, не будучи непременно наукой».

В целом этот плоский и широкий образ («научная…», «аналитическая…»), лелеемый многими «новыми археологами» и принимаемый некоторыми благожелательными представителями старшего поколения, связан с очень бедным критерием выделения: чтобы вобрать и объединить как можно больше людей, нужно взять как можно меньше идей, только это должны быть очень широкие идеи. Но в этом и слабость образа. Для реализации программы требуется конкретизировать идеи, уточнить.

Что понимать под «научностью» или «аналитичностью»? Уже здесь возможно расхождение и соответственно в каждом варианте — сужение границ НА. Для Р. Уотсона научность раскрывается так: «если бы потребовалось дать суждение в одной фразе о том, что же такое вообще новая археология, то в этой фразе было бы «Новая археология состоит из принятой модели охватывающего закона для научного объяснения, с упором на гипотезно-дедуктивный метод проверки заключений, выводимых из археологических данных».

Но близкий к НА Хоул считает, что научное объяснение не сводится к модели охватывающего закона (т.е. к подведению объясняемого факта под универсальный закон). Научность он видит в принятии принципов проверки гипотез (путем сопоставления вытекающих из них ожиданий с фактами). Они определяют «прагматический ряд процедур, ведущих прямо и экономично к желаемым результатам. Это и есть научный метод».
Первоисточник
Всего комментариев:
0

Оставить комментарий